+7 (4712)54-95-22
+7 (4712)54-95-32

305001, город Курск, ул. Пионеров 17

Вход для нотариусов


ДЕПОЗИТ НОТАРИУСА КАК СПОСОБ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА: ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

Якубович Роман Маркович,
помощник президента Курской областной нотариальной палаты по правовым вопросам.
Fot-211

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сердюкова Ольга Александровна,

президент Ассоциации нотариусов «Курская областная нотариальная палата», нотариус Курского городского нотариального округа Курской области

 

 

Аннотация: статья посвящена исследованию новелл законодательства в части регулирования депозита нотариуса. Авторами рассматриваются проблемные вопросы правоприменения и материалы судебной практики, анализируются риски, связанные с исполнением обязательств через депозит нотариуса.  

Ключевые слова: нотариат, депозит нотариуса, исполнение обязательств

THE NOTARY'S DEPOSIT AS THE METHOD OF OBLIGATIONS EXECUTION: SOME ASPECTS OF LAW ENFORCEMENT

Serdiukova O.A.,

president of the Association of notaries “Kursk Regional Chamber of Notaries”, notary of the Kursk city notarial district.

Iakubovich R.M.,
president’s law assistant, Association of notaries “Kursk Regional Chamber of Notaries”

Abstract: the article is devoted to the study of legislative innovations in the regulation of a notary’s deposit. The authors discuss problematic issues of law enforcement and judicial practice materials, the risks associated with the execution of obligations through a notary’s deposit.

Key words: notary, notary's deposit, execution of obligations through a notary’s deposit.

Законодательство, регулирующее нотариальную деятельность в Российской Федерации, переживает период реформ. Две тысячи шестнадцатый год в этом смысле не стал исключением. Так, компетенция нотариусов расширилась за счет придания обязательной нотариальной формы некоторым сделкам с недвижимым имуществом: в настоящее время обязательному нотариальному удостоверению подлежат сделки по отчуждению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, в том числе при отчуждении всеми участниками долевой собственности своих долей по одной сделке, за исключением сделок, связанных с имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд или приобретаемым для включения в состав паевого инвестиционного фонда, сделок по отчуждению земельных долей; сделки, связанные с распоряжением недвижимым имуществом на условиях опеки, а также сделки по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему гражданину или гражданину, признанному ограниченно дееспособным [9]. Очевидно, воля законодателя была направлена на присутствие нотариуса в тех правоотношениях, где их субъект наиболее уязвим.
Ещё до этого – в 2015 году в статьи 87, 88 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I (далее – Основы), статью 327 ГК РФ было внесено положение о том, что внесение денежных средств в депозит нотариуса может иметь место не только в случаях, предусмотренных законом, но и когда стороны договорились о таком способе исполнения обязательств [5].
Таким образом, помимо того, что у субъектов гражданского оборота появился гарант законности заключаемой сделки в виде нотариуса, у них также появилась возможность использовать при расчете по сделке такой инструмент как депозит нотариуса. Необходимо отметить, что рассматриваемый нами инструмент стал лишь одним из тех факторов, которые существенно повысили привлекательность нотариального удостоверения сделки по воле сторон (наряду с повышенной доказательственной силой нотариального действия, сокращенными сроками регистрации права собственности, возможностью совершения исполнительной надписи нотариуса и др.).
Однако до настоящего времени депозит нотариуса нельзя назвать популярным инструментом. Отчасти это может быть связано с неосведомленностью участников гражданского оборота относительно его преимуществ и тех изменений, которые он претерпел за последнее время. А между тем, многие риски, с которыми стороны связывают исполнение денежного обязательства по сделке стремятся к нулю при использовании рассматриваемого нами института. Попробуем рассмотреть основные из них.


I) Возможные злоупотребления со стороны должника или кредитора.
 
Внесение денежной суммы или ценных бумаг в депозит нотариуса считается исполнением обязательства. В научной литературе выделяются две цели передачи денежных сумм и ценных бумаг в депозит нотариуса:
1) обеспечение публичного подтверждения фактов времени, места, передачи и состава переданного нотариусу имущества;
2) осуществление публичного контроля за сохранностью имущества и его передачей управомоченному лицу [8].
  В случае использования депозита нотариуса как способа исполнения обязательства по сделке достижение этих двух целей позволяет обеспечить баланс интересов сторон: для должника по денежному обязательству - подтвердить факт исполнения обязательства, для кредитора – обеспечить получение исполнения по сделке.
Однако такой баланс интересов до недавнего времени в значительной степени смещался в сторону должника: вместе с упомянутыми изменениями в статью 327 ГК РФ было внесено положение о том, что во всякое время до получения кредитором денег или ценных бумаг из депозита нотариуса либо суда должник вправе потребовать возврата ему таких денег или ценных бумаг, а также дохода по ним. В случае возврата должнику исполненного по обязательству должник не считается исполнившим обязательство.
Причем такую позицию относительно возврата денежных средств, внесенных в депозит нотариуса, мы встречаем и до внесения изменений в статью 327 ГК РФ: в научной литературе [2] и немногочисленной судебной практике (определение Седьмого  арбитражного апелляционного суда по делу № А27-12028/2013, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А60-40190/2014; определение Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А08-6125/2011, определение Арбитражного суда Уральского округа по делу № А60-38431/2014).
Естественно, безусловное право должника на получение обратно внесенных денежных средств существенно снижает привлекательность такого способа исполнения обязательства по сделке как депозит нотариуса, если не сказать, что сводит её на нет. Легко представить ситуацию, при которой сторона, исполнившая обязательство посредством внесения денег в депозит нотариуса и получившая встречное исполнение пользуется заминкой кредитора, не получившего денег из депозита (ведь срок для их получения не установлен) и возвращает их себе. Или ещё до получения встречного исполнения, теряет заинтересованность в сделке и также беспрепятственно забирает исполненное по ней.   
Возможность защиты прав стороны по договору в суде не отменяют того факта, что депозит нотариуса в этих примерах обеспечил лишь права должника.
Однако такая негативная ситуация возможна только в случае буквального толкования п.3 ст.327 ГК РФ в отрыве от правового контекста, которое на наш взгляд, недопустимо.
Во-первых, по нашему мнению, можно говорить о диспозитивности рассматриваемой нормы. В таком случае продавец, например, может нивелировать свой риск путем включения в договор запрета на возврат денег только по воле покупателя или определить момент, после которого это становится невозможным (к примеру, регистрация права собственности на предмет сделки).
К выводу о диспозитивности правила, установленного п.3 ст. 327 ГК РФ, можно прийти посредством его анализа в свете постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»: «норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы). При отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора» [6]. Как видим, в нашем случае прямого указания на императивность норма не содержит, а её диспозитивность, напротив, восстанавливает баланс интересов сторон.
Правда, возможность предусмотреть иное правило решает проблему только для случаев, когда внесение денежных средств в депозит нотариуса предусмотрено соглашением сторон, а не законом.
  Во-вторых, приведенная судебная практика не стала конечной точкой зрения судов на возможность возврата денежных средств из депозита нотариуса. В 2016 году по делу с участием Курской областной нотариальной палаты Верховный Суд Российской Федерации поддержал иную позицию арбитражных судов [3]. Приведем фабулу этого дела.
   В 2010 году организацией, были выкуплены акции миноритарных акционеров, денежные средства за выкупаемые акции были перечислены в депозит нотариуса.  Порядок такого выкупа ценных бумаг публичного общества по требованию лица, которое приобрело более 95 процентов акций публичного общества (ранее – открытого акционерного общества) предусмотрен статьей 84.8. Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». При неполучении в установленный срок заявлений от указанных владельцев ценных бумаг или отсутствии в этих заявлениях необходимой информации о банковских реквизитах либо об адресе для осуществления почтового перевода денежных средств лицо, указанное в пункте 1 настоящей статьи, обязано перечислить денежные средства за выкупаемые ценные бумаги в депозит нотариуса по месту нахождения открытого общества. Спустя пять лет организация обратилась к нотариусу с просьбой о возврате денежных средств, невостребованных бывшими акционерами. После отказа нотариуса общество обратилось в суд.
 Обоснование требований истца сводилось к трем тезисам:
1) действующим законодательством не урегулирован порядок возврата внесенных в депозит нотариуса сумм в случае их невостребованности со стороны кредитора;
2) возврат денежных средств не причинит никакого ущерба кредитору;
3) хранение денежных средств в рамках договора банковского счета неопределенное время обеспечивает реализацию исключительно интересов кредитной организации, что не соответствует целям норм ст.84.8 ФЗ «Об акционерных обществах».
Однако суды при рассмотрении данного дела поддержали позицию ответчика, подтвердив два важных вывода:
1) право, предоставленное должнику п.3 ст.327 ГК РФ не отменяет необходимости соблюдения процедуры, предусмотренной статьей 88 Основ. Эти две нормы необходимо рассматривать в нормативной взаимосвязи. То есть нотариус стоит на страже интересов кредиторов и возврат денежных средств без учета мнения кредитора по-прежнему возможен только в судебном порядке;
2) исходя из содержания ст.84.8 Закона об акционерных обществах и того обстоятельства, что для регистрации за собой права на акции истцу по закону не требовалось совершение каких-либо еще действий, сделка должна быть признана исполненной, а, следовательно, прекращенной, с момента, когда денежные средства были переданы продавцам или внесены в депозит нотариуса. С учетом изложенного, мажоритарный акционер не может воспользоваться правом, предусмотренным частью 3 статьи 327 Гражданского кодекса Российской Федерации ввиду отсутствия обязательства, относительно которого он может вновь считаться не исполнившим обязанность по оплате. То есть с момента исполнения обязательства право, предоставленное должнику п.3 ст.327 ГК РФ прекращается.
Действительно, закон определяет, что только кредитор может распорядиться денежными средствами, находящимися в депозите, а именно: в соответствии со ст.87 Основ потребовать у нотариуса их выдачи, либо в соответствии со ст.88 Основ возвратить их должнику, дав нотариусу свое согласие или заключив с должником соглашение.
Статья 88 Основ содержит единый порядок возврата должнику внесенных им денежных средств, который не поставлен в зависимость от первопричины внесения. В любом случае должник должен решить вопрос возврата денег именно с кредитором, но не с нотариусом.
Нотариус не является собственником денежных средств, хранящихся на его депозитных счетах в силу прямого указания закона. В статье 23 Основ указано следующее: «Денежные средства, внесенные в депозит нотариуса, не являются доходом нотариуса, занимающегося частной практикой».
Из приведенной нормы следует, что ни причины внесения, ни факт востребованности или невостребованности денежных средств кредитором не могут иметь правового значения в смысле приобретения нотариусом права собственности на денежные средства, хранящиеся на его депозите.
Статья 88 Основ содержит условия их возврата, двоякое толкование которых невозможно:
«возврат денежных сумм и ценных бумаг лицу, внесшему их в депозит, допускается лишь с письменного согласия лица, в пользу которого сделан взнос, по соглашению между должником и кредитором или по решению суда».
Порядок возврата должнику внесенных в депозит нотариуса денежных средств в случае их невостребованности кредитором, на наш взгляд, не урегулирован законодателем именно потому, что он противоречит смыслу исполнения обязательства путем внесения денег в депозит.
Возврат денежных средств мажоритарному акционеру, фактически, являлся бы изменением установленного законом об акционерных обществах порядка оплаты акций и возвращал бы обязательство в состояние неисполненного.
Желая возвратить уплаченные владельцам акций деньги, истец стремился сделать не что иное, как в одностороннем порядке, не извещая собственников денежных средств и прибегнув к судебной процедуре, изменить условия договора в части порядка расчетов, либо договор расторгнуть. При этом акции предполагал оставить в своем владении.
В соответствии с п.1 ст. 408 ГК РФ надлежащее исполнение прекращает обязательство. В нашем примере сделка выкупа была исполнена надлежащим образом, следовательно, прекращена.
Если обязательство прекратилось, то каким образом сохранилось у бывшего должника право собственности на денежные средства, внесенные им в депозит, ведь они в добровольном порядке и по его воле выбыли из его владения? Причем, эти денежные средства не просто обезличенные деньги, а стоимостное выражение выкупленных акций, то есть сам характер этих денежных средств исключает возможность сохранения на них права собственности должника.
Должник лишен права самостоятельно истребовать деньги, он может истребовать их лишь с согласия кредитора, либо по соглашению с ним или по решению суда (ст. 87 Основ). Таким образом, закон предельно точно определился с вопросом о принадлежности денег, находящихся в депозите нотариуса, эти денежные средства являются собственностью кредитора.
Пункт 3 ст. 327 ГК РФ необходимо рассматривать в нормативной взаимосвязи со статьями Основ законодательства РФ о нотариате и статьями Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующими выкуп акций.  
С внесением дополнений в статью 327 ГК РФ статья 88 Основ не претерпела никаких изменений, т.е. порядок возврата денежных средств  из депозита нотариуса остался прежним, поэтому  право на возврат денег из депозита нотариуса, закрепленное в статье 327 ГК РФ может быть реализовано только с применением положений статьи 88 Основ закона о нотариате, поскольку статья 327 ГК РФ не содержит самостоятельного механизма возврата.
Помимо этого, пункт 3 статьи 327 ГК РФ имеет еще один абзац, касающийся последствий возврата денег из депозита нотариуса: «В случае возврата должнику исполненного по обязательству должник не считается исполнившим обязательство».  
 Если стоимость акций возвращается должнику, то его обязательство по оплате акций не считается исполненным, что повлечет следующие последствия. Обязанность по оплате акций возникла не из свободных договорных отношений с контрагентами, а возложена на должника прямым указанием закона (п.7 ст. 84.8. ФЗ «Об акционерных обществах») и если деньги возвращаются, эта его обязанность останется неисполненной, а значит, будет нарушена установленная законом процедура принудительного выкупа акций. В силу правила п.8 указанной статьи право собственности на ценные бумаги возникает только у должника, выполнившего обязанность по оплате акций, а при невыполнении обязанности по оплате, списание акций со счета кредитора и зачисление на счет должника будет считаться неправомерной операцией, а, следовательно, нарушением закона.
Учитывая приведенную практику, денежные средства после внесения в депозит нотариуса защищены от возможных злоупотреблений должника. При этом его права тоже нельзя считать ущемленными. Он может воспользоваться механизмом возврата, но только после оценки правовой ситуации нотариусом (когда существует соглашение сторон о внесении денег в депозит или можно выяснить мнение кредитора) или судом (во всех остальных случаях). В правоотношения включается незаинтересованное лицо – нотариус, которое и призвано защитить права обеих сторон.

II) Сохранность денежных средств от факторов, не связанных с действиями сторон по обязательству.

1) Фактор времени.
В настоящий момент срок нахождения денег в депозите нотариуса органичен только в случае его использования для расчетов с кредиторами в ходе конкурсного производства. В соответствии с ч.2 ст. 142 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в случае невостребования кредитором денежных средств, внесенных в депозит нотариуса, в течение трех лет с даты их внесения в депозит нотариуса указанные денежные средства перечисляются нотариусом в федеральный бюджет.
В иных случаях денежные средства будут находиться в депозите до тех пор, пока не будут востребованы или пока их судьбу не определит суд.
Ведь невостребованность денежных средств может быть связана с самыми разнообразными факторами. В конце концов, она может  свидетельствовать о том, что лица, имеющие право на их получение разумно полагают, что причитающиеся им суммы надежно сохранены и их праву ничего не угрожает.
Если такие лица умерли, то право на получение денег переходит к их наследникам. Если после кредиторов не осталось наследников, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования, либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства, имущество умершего в соответствии со статьёй 1151 ГК РФ считается выморочным и принадлежит государству. Таким образом, находящиеся в депозите денежные средства не могут оказаться бесхозяйными. Это утверждение верно и в случае, когда деньги причитаются юридическому лицу. Следовательно, судьба денежных средств определена законодателем в любом случае.
2) «Административный» фактор. Не угрожает депозиту и прекращение полномочий нотариуса. В таком случае депозитный счет должен быть передан в рамках процедуры, предусмотренной Приказом Министерства юстиции РФ от 16 апреля 2014 г. № 78 «Об утверждении Правил нотариального делопроизводства». Прямое указание на это мы встречаем в п. 2 недавно принятого Приказа Министерства юстиции РФ от 29 июня 2015 г. № 157 «Об утверждении Порядка и сроков сложения полномочий нотариуса, достигшего семидесятипятилетнего возраста, а также проведения конкурса для назначения на освободившуюся в этом случае должность»: «При наличии денежных средств, ценных бумаг в депозите нотариуса нотариус обязан заключить соответствующие договоры с банком, в котором открыты депозитный счет и счет депо, для передачи указанных денежных средств и ценных бумаг другому нотариусу в порядке, предусмотренном Правилами нотариального делопроизводства».
Попытки урегулировать этот вопрос в случаях, когда прекращение полномочий нотариуса не связано с достижением предельного возраста, предпринимались законодателем неоднократно.
Так, реформа гражданского кодекса предусматривала специальное регулирование публичного депозитного счета нотариуса и суда. В случае смерти нотариуса (иного владельца счета - физического лица) или прекращения его полномочий: предполагалась замена владельца публичного депозитного счета на другого нотариуса (иное лицо), которому передаются дела умершего или прекратившего полномочия нотариуса (иного лица) [1]. Пункт 5 ст. 72 проекта Федерального закона «О нотариате и нотариальной деятельности» предусматривал следующее положение: «При прекращении полномочий нотариуса переданные ему в депозит денежные средства подлежат на основании решения территориального органа федерального органа по контролю в сфере нотариальной деятельности перечислению на публичный депозитный счет другого нотариуса, действующего в этом или в ближайшем нотариальном округе. Переданные в депозит нотариуса документарные ценные бумаги при прекращении его полномочий подлежат на основании решения территориального органа федерального органа по контролю в сфере нотариальной деятельности передаче по описи в депозит другого нотариуса, действующего в этом же или в ближайшем нотариальном округе» [7].
Безусловно, прямое указание в законе внесло бы ясность в этот вопрос. Но уже сейчас, принимая во внимание, что денежные средства, размещенные в депозите, не поступают в собственность нотариуса, а нотариус является специальным субъектом правоотношений по договору банковского счета, можно сделать аналогичный вывод и распространить нормы Правил нотариального делопроизводства на передачу депозитного счета нотариуса. Тем более, что принципиально судьба счета уже определена в упомянутом Приказе Министерства юстиции РФ от 29 июня 2015 г. № 157. Придя к такому выводу, считаем, что техническая процедура, состоящая в заключении банком договора с новым нотариусом не должна стать поводом для ущемления прав лиц, в пользу которых денежные средства были внесены в депозит.
3) Экономический фактор. С 29 декабря 2015 года депозит нотариуса избавился ещё от одного серьезного риска: теперь при банкротстве кредитной организации, в которой размещен депозитный счет нотариуса, такие денежные средства исключаются из конкурсной массы [11]. Клиенты нотариуса смогут получить средства вне очереди удовлетворения требований конкурсных кредиторов.
Интересно, что в момент принятия 391-ФЗ содержал ограничение относительно распространения данного правила на средства, внесенные до его вступления в силу. Но c 1 января 2017 года это ограничение было снято [10]. То есть, в настоящее время можно говорить и о ретроспективном применении данной нормы.
Эта новелла минимизирует риски, но проблема, конечно, полностью не исчезает: у недобросовестного банка с отозванной лицензией может вовсе не оказаться активов.  Как разъяснил Верховный Суд РФ ещё в 2011 году возлагать в таком случае ответственность на нотариуса неправильно, при условии, что им была проявлена та степень заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота. Под этим, в частности, понимается размещение средств в банке, на тот момент имевшем лицензию, относительно которого не имелось сведений о незаконной деятельности, своевременное извещение кредитора. Поведение нотариуса можно считать противоправным, если он при совершении нотариальных действий нарушил правовые нормы, устанавливающие порядок осуществления нотариальных действий, в результате чего произошло нарушение субъективного права [4].  Проблема эта лежит скорее в экономической плоскости – оценить стабильность той или иной кредитной организации в условиях массового отзыва лицензий подчас довольно сложно.  
4) Человеческий фактор. Наконец, не исключена и ошибка нотариуса. В данном случае, если вина нотариуса будет доказана, средства клиентов также оказываются максимально защищены. В соответствии со статьей 17 Основ нотариус, занимающийся частной практикой, несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине, за вред, виновно причиненный его работниками или лицом, временно замещающим нотариуса имуществу гражданина или юридического лица в результате совершения нотариального действия с нарушением закона.
Вред, причиненный имуществу гражданина или юридического лица, возмещается за счет страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности нотариуса, или в случае недостаточности этого страхового возмещения - за счет страхового возмещения по договору коллективного страхования гражданской ответственности нотариуса, заключенного нотариальной палатой. Отметим, что минимальный размер страховой суммы по договору страхования гражданской ответственности нотариуса, удостоверяющего договоры по распоряжению недвижимым имуществом, с 1 января 2017 года составляет 5 000 000 рублей [12]. Если для возмещения будет недостаточно и этих средств, вред возмещается за счет личного имущества нотариуса.
В 2015 году к этим, и без того обширным гарантиям добавилась ещё одна – был создан компенсационный фонд Федеральной нотариальной палаты. И теперь, с 1 января 2018 года если причиненный вред не покроет и личное имущество нотариуса, у гражданина или юридического лица появится возможность обратиться к средствам данного фонда для его возмещения.
Всё вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что правовой институт депозита нотариуса, как и в целом нотариат не стоит на месте и за последнее время претерпел изменения, существенно повысившие его надежность как способа исполнения обязательства и привлекательность для сторон по договору. Но гражданский оборот в Курской области, видимо, не успел отреагировать на это за столь короткий период. За последние 4 года нотариусами Курской области совершено 1023 нотариальных действия по принятию в депозит нотариуса денежных сумм или ценных бумаг.
Граждане пока не пользуются этим инструментом активно. Количество операций с депозитом нотариуса зависит исключительно от деловой активности коммерческих юридических лиц и меняется волнообразно, так что проследить какую-либо тенденцию не представляется возможным. Изменить такое положение вещей, на наш взгляд, можно, посредством правового просвещения граждан и дальнейшего поступательного развития законодательного регулирования депозита нотариуса. Как видим, многие из обозначенных в нашей работе проблем уже решены на практике, придание же этим решениям статуса закона может ещё более повысить гарантии исполнения обязательств, которые не зря называют «узами права».     

Список литературы:

1. Витрянский В.В. Реформа российского гражданского законодательства: промежуточные итоги. - М., 2016.
2. Михеева Л.Ю. О судьбе исполненного путем внесения долга в депозит: предложения к проекту модернизации ГК РФ // Вестник экономического правосудия. 2015. № 1.
3. Определение Верховного Суда Российской Федерации, Постановление Арбитражного суда Центрального округа, Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда, Решение Арбитражного суда Курской области по делу № А35-7328/2015.
4. Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 3 июля 2012 г. № 18-В12-37.
5. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате (утв. Верховным Советом Российской Федерации 11.02.1993 № 4462-I).
6.  Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах». пп.2-3.
7. Ралько В.В., Ралько В.В. Депозит нотариуса. - М., 2016.
8. Рассказова Н.Ю. Исполнение обязательства путем внесения в депозит нотариуса // Практика применения общих положений об обязательствах: сборник статей. - М., 2011. С.109-132.
9. Федеральный закон от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».
10.  Федеральный закон от 28 декабря 2016 г. № 471-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».
11. Федеральный закон от 29 декабря 2015 г. № 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
12. Федеральный закон от 3 июля 2016 г. № 360-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».